Второй

– Восьмой режим. Поиск!

Световая точка дрожит, медленно увеличиваясь, разрастается до многолучевой звезды, беспощадно симметричной, не оставляющей никакой надежды.

– Предел! Девятый режим. Поиск! Предел!

Ажурная звезда спадается в точку.

– Десятый режим. Поиск! Предел…

Только сейчас Второй заметил, что командует вслух самому себе, словно гоняет на тренажёре новичка, отрабатывая порядок действий при аварии. Вообще-то, никто не знал, какой может быть эта авария, но теоретически предусматривался разрыв связки, когда три капсулы теряют друг друга, теряют ориентацию, а значит и возможность найти обратную дорогу.

– Двадцать шестой режим. Поиск! Предел!..

И вот теоретически предусмотренный разрыв стал правдой. Теперь надо искать вслепую и надеяться, что твои товарищи тоже ищут. Второй смахнул заливающий глаза пот, удивленно глянул на окровавленную ладонь и только тогда понял, почему так свербит лоб – разбил, когда во время удара вылетел из кресла. На приборы он обратил внимание сразу, а на рассечённый лоб только сейчас и то случайно.

– Семьдесят третий режим. Поиск!

От слишком большого напряжения глаза устали и слезились, белая звезда вспыхивала перед ними, даже когда Второй отвел на мгновение взгляд от экрана. Идеально симметричная звезда – собственный луч капсулы рассеивался, не встречая преграды и ни с чем не взаимодействуя.

– Предел! Режим! Поиск! – Второй сбился со счета.

Собственно говоря, это не имеет значения, набрести лучом на потерянную капсулу или на то неведомое, обо что разбилась связка, можно в любое время и на любом режиме. Но всего вероятней не найти ничего и никогда. Сейчас он похож на слепого и глухонемого человека, который ищет дорогу с помощью тросточки, но и её дают ему раз в минуту всего на несколько секунд.

– Режим. Поиск!

Звезда высветилась в очередной раз, странная, скособоченная, не похожая на снежинку, что сияла прежде. Второй ещё не успел задохнуться от волнения, а пальцы уже вращали верньер настройки внутри режима.

Предел! Но за мгновение до того как погаснуть, звезда словно перелилась в один из своих лучей, и на потухшем экране вместо одиночной точки появилась тонкая линия. Есть взаимодействие… Он поймал одну из капсул. Минуту Второй сидел, переводя дыхание, потом потянулся к передатчику. Наткнулся на изорванные провода, усмехнулся про себя, осторожно тронул ссадину на лбу. Хорошо вмазал… Ладно, теперь обойдёмся и без передатчика. Второй покачал лучом, едва заметно, так, чтобы, не дай бог, не потерять связи. Там должны понять, что у него неисправен передатчик. Удар был такой, что могло и вовсе разнести капсулу. Второй подождал немного и снова покачал лучом. Ответа не было. Значит напарнику досталось сильнее чем ему. В воображении мелькнула изуродованная капсула и выброшенная из кресла фигура, распластанная на расколотом пульте. Второй тряхнул головой. Здесь сейчас нет никаких людей, есть Первый, Второй и Третий. Первый – признанный лидер, ветеран, общий их учитель. Первый лучше всех