Виртуальный свет

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. ПЛАМЕНЕЮЩАЯ ПЛОТЬ ИСПОЛИНОВ
2. "ГРОМИЛА" В ДЕЛЕ
3. НЕХОРОШАЯ ВЕЧЕРИНКА
4. ПРОБЛЕМА ТРУДОУСТРОЙСТВА
5. БЕССОННИЦА
6. МОСТ
7. ЧТОБЫ ВСЕ БЫЛО О'КЕЙ
8. НА ДРУГОЕ УТРО
9. КОГДА ДИПЛОМАТИЯ БЕССИЛЬНА
10. СОВРЕМЕННЫЕ ТАНЦЫ
11. КРУТИ ПЕДАЛИ
12. КОНТРОЛИРУЕМЫЕ ДВИЖЕНИЯ ГЛАЗ
13. ДРОЖЬ В КОЛЕНКАХ
14. ЛАВЛЕСС
15. ТЫСЯЧА ПЯТНАДЦАТЫЙ НОМЕР
16. "САНФЛАУЭР"
17. МЫШЕЛОВКА
18. КОНДЕНСАТОР
19. СУПЕРБОЛ
20. ПОЛНАЯ ПУСТОТА
21. КОГНИТИВНЫЕ ДИССИДЕНТЫ
22. НЕПРИЛИЧНАЯ ФАМИЛИЯ
23. БЫЛА НЕ БЫЛА
24. ПЕСНЯ СТАЛЬНОЙ РЕПТИЛИИ
25. ХОТЬ ВБРОД, ХОТЬ ВПЛАВЬ
26. "ЦВЕТНЫЕ ЛЮДИ"
27. ПОСЛЕ ГРОЗЫ
28. АР-ВИ
29. МЕРТВЫЙ МОЛЛ
30. ПОГРЕБАЛЬНЫЙ КАРНАВАЛ
31. С ВОДИТЕЛЬСКОЙ СТОРОНЫ
32. ФАЛЛОНТАУН
33. ЗАПИСНАЯ КНИЖКА
34. ЗВОНОК ИЗ РАЯ
35. ДЕРЖАВА ЖЕЛАНИЙ
36. ЗАПИСНАЯ КНИЖКА (2)
37. СЕНЧУРИ-СИТИ
38. ЧУДЕСНАЯ МИЛЯ
39. ПРАЗДНИК В НЕПОГОДУ
БЛАГОДАРНОСТИ


Гэри Гаэтано Бандьере,
крутому пижону и нашему другу


.1.
ПЛАМЕНЕЮЩАЯ ПЛОТЬ ИСПОЛИНОВ

Курьер прислонился лбом к слоеному пирогу стекла, аргона и ударопрочного пластика. Над окраинами города висит боевой вертолет - узкая хищная оса, высматривающая добычу, цепкие лапки тесно прижимают к груди гладкий черный кокон, набитый десятками смертей.

Несколькими часами раньше на один из северных пригородов обрушились ракеты, семьдесят три убитых, никакая группа не взяла еще на себя ответственность. Но здесь, где пламенеющей плотью исполинов плывут зеркальные зиккураты Ласаро Карденаса [Ласаро Карденас (1895-1970) - мексиканский генерал и политический деятель. Президент Мексики в 1934 - 1940 гг.], все кошмары ночи остаются снаружи, на ждущих своего часа avenidas [Avenidas (исп.) - улицы.] - обыденные заботы, мир, что пребудет.

По милости заоконного воздуха каждый источник света окружен ореолом, желтушным посередине, тускло-коричневым - ближе к краю. Тонкие, почти невесомые хлопья сухого фекального снега, прилетающие с городских отстойников, запорошили око ночи.

Крепко зажмуриться, сосредоточиться на еле слышном шипении кондиционера. Так можно перенестись в Токио, представить себе, что этот номер расположен в одном из новых корпусов старой гостиницы "Империал". Увидеть себя на улицах Тиода-ку, услышать шелест поездов, пролетающих по эстакаде, прямо над головой. Узкий переулок, цепочка красных бумажных фонариков.

Курьер открыл глаза.

Мехико, снова Мехико.

На кофейном столике аккуратно выстроились восемь пустых пластиковых бутылочек: "Возвращение лосося", название японской водки раздражает даже сильнее, чем прилипчивый, ничем не смоешь и не заешь, привкус.

Нежно-бежевым фризом застыли на экране девочки. Ждут приказа. Курьер берет дистанционный пульт; высокие, острые скулы девочек приходят в движение, поворачиваются где-то в его черепе, чуть позади глаз. Мальчики, неизменно проникающие в своих напарниц сзади, щеголяют черными лайковыми перчатками. Славянские лица непрощенно вызывают осколки детских воспоминаний: вонь масляно-черного канала, стальной грохот раскачивающегося на