Услуга

– Здравствуйте… Валерий Андреевич у себя?

Пауза.

– Валерий Андреевич?… А вы кто ему?

– Никто… Я пострадавшая. Чижова. Он мое дело ведет. Меня обокрали месяц назад, в автобусе. Деньги, документы. Вы, наверняка в курсе…

– Уже не ведет, – интонация отвечающего отдавала гражданской панихидой и вселенской скорбью.

Пауза.

– Он погиб… Сегодня ночью.

– Господи… Как?!… Как погиб?!!

– Геройски, при задержании бандитов. Двое отморозков залезли в квартиру, хотели обнести, то есть – обокрасть, но сработала сигнализация. Когда приехала охрана, они по балкону перелезли в соседнюю хату и взяли заложников. Женщину и ребенка… Валерий Андреевич пытался с ними договориться, но не получилось… Когда они выходили, он бросился на одного из них, чтобы отобрать пистолет… Но тот успел выстрелить… Прямо в сердце… Мгновенная смерть.

Пауза.

– Если б не он, пуля попала бы в ребенка… Вчера же по телевизору показывали. По всем каналам. Вы разве не смотрели?

– Нет… Какой кошмар… Он ведь еще совсем молодой. Жалко то как.

– Да, отличный парень был… Жена и ребенок остались… Похороны через два дня. Мы еще даже некролог не успели повесить. Говорят, к ордену представят. Посмертно. Хотя, толку-то…

Сказано было тоном, от которого прослезился бы и бюст Дзержинского, пылившийся в коридоре.

– Боже мой, боже мой… Что творится? Что творится, – запричитала Чижова, – хоть на улицу не выходи…

– Да, нынешняя жизнь – не подарок. Но мы не сдаемся, держимся…

Извините, мне надо работать.

– Конечно, конечно… Ой, простите… А кто теперь моим делом будет заниматься?

– Гражданочка, ну как же вам не совестно?… У нас люди гибнут, а вы с каким-то кошельком. Разве так можно?

– Ой, конечно… Но…

– Ступайте, ступайте, сейчас не до вас…

Вынужден открыть маленький секрет. Валерий Андреевич – это я. И вовсе я не погиб героем, и погибать пока не планирую, как и все нормальные люди. И только такой ненормальный, как Леня мог вычеркнуть меня из списков живущих на этом свете досрочно. Называется – заставь дурака Богу молиться… Причем, и не заставлял-то его никто. Сам вызвался. «Давай так отошью, что больше никогда эта полоумная не придет…»

Конечно, если откровенно, Чижова меня, мягко говоря, затра…, простите, не удержался. Вот уже целый месяц, по два раза в день, утром и вечером она стучится в дверь моего кабинета и выпытывает, каким образом я ищу ее несчастный лопатник. И даже в выходные, если меня нет в отделе, она исправно навещает дежурного и просит передать, что заходила. Ее уже все наши знают в лицо, даже паспортистки и уборщицы, не говоря про оперативный состав.

И ладно б, в бумажнике бриллиант лежал в пять карат или алмазные подвески королевы. А то тысяча рублей денег мелкими купюрами, проездной, да пропуск в офис, где Чижова трудится каким-то клерком. И ладно б у нее силой отняли этот бумажник в подворотне. Сама ведь с подружкой в автобусе языками сцепилась, а пока балаболила, кто-то его из сумочки и помыл. Либо просто потеряла, что более вероятно.