Над бездной

Злотов стоял на подножке дроммера и, прищурившись, наблюдал, как к нему длинными прыжками приближается Сандлер. Его силуэт вырастал на глазах, черный в лучах заходящего Солнца.

- Есть работа? - спросил Злотов, когда Сандлер вскочил на подножку. Тот кивнул, они влезли в кабину. Дроммер взмыл в небо. Облачный диск Луны таял внизу, сливаясь с голубым шаром Земли.

- Корабль в Орионе, - сказал Сандлер. - XX век. Или начало XXI.

Аппарат задрожал, оказавшись в фокусе марсианской гиперантенны. Потом вибрация прекратилась, и дроммер перемахнул 10^13-километровую бездну легко, как радиолуч, только гораздо быстрее. Солнце превратилось в звезду средней величины.

- Надо же, какое старье, - сказал Злотов.

Сандлер ввел в память машины уравнение корабля, который они встречали. Дроммер сделал новый скачок - теперь уже автономный - и вышел с заданной скоростью в нужную точку пространства.

- Какой-то он необычный, - сказал Злотов. И пошутил: - Вроде как и не наш.

Прожекторы дроммера освещали старинный звездолет, возвращавшийся к Земле из дальнего рейса. Его нос и корма терялись во мраке. Цилиндрический корпус размеренно вращался, имитируя гравитацию. Дроммер скользил вдоль прозрачных палуб, как каноэ.

- Просто он очень древний. - Сандлер остановил машину. - Попробуем здесь.

Дроммер совершил еще один, последний, скачок и очутился внутри звездолета, в просторном пустом коридоре. Центробежная сила мягко уложила его на прозрачный пол. Сандлер спрыгнул из кабины на упругий настил. Злотов последовал его примеру.

- Здорово, - сказал он, глядя на звезды у себя под ногами. - Ходишь прямо по небу. Но почему так пусто?

- Видимо, у них ночь, - сказал Сандлер, подумав. - Ночь, и все спят. Смотрят сны о том, как через год приземлятся.

- А мы им - сюрприз, - усмехнулся Злотов. - Обожаю сюрпризы. Но хоть вахтенный у них есть?

- Наверняка. Где-нибудь впереди, в посту управления.

Они быстро шли по стеклянному полу. Стояла тишина, и лишь эхо шагов шелестело в концах коридора. Потом Злотов чуть слышно рассмеялся. Сандлер недоуменно посмотрел на него.

- Всю жизнь мечтал о таком варианте, - вполголоса объяснил Злотов.

- Представь себя на месте этого вахтенного. Ты много часов подряд сидишь в рубке, один перед пультом. Тут незаметно появляюсь я, дергаю тебя за плечо и протягиваю бланк: "Распишитесь вот здесь, пожалуйста". Ты падаешь в обморок.

- Ну и что? - сказал Сандлер.

- Смешно, - объяснил Злотов. Он вздохнул. - Но так никогда не бывает. Обязательно кто-нибудь еще раньше начнет сдирать с твоей головы воображаемый парик, так что тебе не до смеха. А потом, когда ты все объяснишь, они долго и нудно рассказывают о себе. "Мы летали сто лет, достигли системы Сириуса, сидели там целых три дня, а теперь возвращаемся, неся свой вклад в копилку человеческих знаний..."

- Будет тебе, - тихо сказал Сандлер. - Нехорошо над этим смеяться.

- Чувства юмора у тебя нет, - обиделся Злотов. - И я не виноват, что они так задаются.