Антиквариат

«Гермес» тряхнуло, будто великан саданул в борт кулачищем, заскрипели выдвигаемые опоры.

– С прибытием вас, дамы и господа, – проговорил Стас, снимая шлем. – Добро пожаловать на прародину человечества, ежкин корень.

Люк с негромким скрежетом отошел в сторону, внутрь корабля потек холодный воздух.

– Как-то она смотрится не очень гостеприимно, – выбравшийся из кресла Толик опасливо выглянул наружу.

Пейзаж состоял в основном из груд мусора, там и сям торчали огрызки стен. Кое-где зеленела трава, шелестели листвой деревья, лучи восходящего светила освещали то, что некогда было городом, а ныне превратилось в громадную свалку, интересную разве что историкам.

И еще тем, кто делает на истории неплохие деньги.

– Ничего, помашешь лопатой, понравится еще меньше, – хмыкнул Стас.

– Лопатой? – голубые глаза Наты округлились, на кукольном личике появилось недоуменное выражение. – Мы так не договаривались! Почему бы ни применить стандартные грунтообработчики?

– Ты забылась, – проговорил Стас. – Мы на Земле, в закрытой для посещения зоне, а над нами кружат орбитальные патрули. Если они засекут хоть какую-то энергетическую активность, следующие сорок лет ты будешь махать лопатой бесплатно, где-нибудь на урановых рудниках…

Земля, прародина человечества, во время одной из войн Рассеяния попала под орбитальную бомбардировку фанатиков Истинного Джихада и после этого оказалась заброшена.

Полтора века назад, когда установился мир, появилась возможность свободных полетов. Но заселять планету потомки землян не стали, превратив ее в некое подобие археологического заповедника.

– Нечего объяснять банальности, все и так знаем, – буркнул Толик и принялся спускаться по трапу. – Подруга, пошли…

Ната сорвалась с места.

– Ох, намучаемся мы еще с этой парочкой, клянусь духом, – пробормотал Антон из своего закутка, вжикнула крышечка фляжки, раздался негромкий плеск, по рубке поплыл запах спирта.

Лара по обыкновению промолчала, но презрения в ее взгляде хватило бы на пятерых проповедников, оказавшихся в публичном доме.

Стас зарабатывал на жизнь тем, что привозил в Метрополию древний хлам, иначе называемый антиквариатом. За спиной у бывшего пилота армейского штурмовика было десять полетов на Землю, именующихся у черных археологов «ходками», и последние шесть он совершил в одной команде с Ларой и Антоном.

Ната и Толик попали на борт «Гермеса» перед нынешней ходкой, в последний момент, когда выяснилось, что одного из постоянных помощников Стаса за дела с наркотиками загребла полиция, а второй ухитрился заразиться какой-то дрянью и угодил в карантин.

Парочка молодых людей, влюбленных друг в друга и мечтающих на какое-то время покинуть Метрополию, десять дней назад показалась Стасу неплохим вариантом.

– Ничего, обломаются, – сказал он, вылезая из кресла.

Антон сидел, развалившись, глаза его маслянисто блестели, показывая, что механик принял на грудь не меньше ста грамм, Лара щелкала сенсорами повешенного на стену диагностера.